«Беспрецедентная история»: глава АТОР Майя Ломидзе — о будущем туризма, поездках по России и популярных направлениях — Вечерняя Москва

Пандемия коронавируса нанесла серьезный удар по мировым экономическим связям. В связи с распространением инфекции многие страны полностью или частично закрыли свои границы и прервали авиасообщение. Одной из наиболее пострадавших отраслей на этом фоне оказался туризм. В 2021 году он продолжает постепенно восстанавливаться. О его перспективах и о том, когда мы сможем полноценно ощутить свободу передвижения, в интервью «Вечерней Москве» рассказала исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе.

— Как туризм изменился за время пандемии? Много ли игроков ушло с рынка? Появилась ли сейчас хоть какая-то предсказуемость?

— Нет. В туризме появилась предсказуемая непредсказуемость. С рынка ушло не очень много игроков. В конце прошлого года было около 150 компаний, сейчас может быть, 200. В агентском рынке потери побольше. И есть такая тенденция, что компания продолжает работать, но люди начинают уходить в другие отрасли.

Рынок выстоял за счет оптимизации, за счет внутреннего туризма и за счет тех массовых направлений, которые открыты, — Турция и Египет сейчас. Объемы перевозок при этом меньше везде, на всех направлениях, чем до пандемии. Просто Турция — кусочек хлеба с маслом на каждый день. В Доминикану потоки не миллионные, а к концу года будут десятки, сотни тысяч. Чартеры также разрешены в Албанию.

Почему в Албанию чартеры разрешили? Сложно сказать. Логика принятия решений непонятна. Но Албания в любом случае мало что решает с точки зрения продаж.

— Когда мы вернемся к допандемийному ощущению свободы передвижения?

— Я думаю, что только после того, как этот вирус сойдет на нет. А когда это произойдет, сказать невозможно. До этого момента, который неизвестно когда наступит, в приоритете будет внутренний туризм, а в выездном туризме будут сохраняться ограничения. Такая массовость, которая была до пандемии, до тех пор, пока сохраняется этот вирус, недостижима.

— Какие направления будут наиболее востребованы осенью–зимой 2021–2022 годов?

— В топ-5 популярных направлений по России на ноябрьские в этом году входят Сочи, Крым, Кавказские минеральные воды, Санкт-Петербург и Калининград. Одним из хедлайнеров осени стала Тюменская область, туда полетели чартеры из Москвы. Там предлагается экскурсионный отдых с посещением Тобольска, Тюмени и термальных источников. Также популярностью пользуются зимние чартеры в Шерегеш. На декабрь места заполняются быстрее даже, чем в Сочи.

Из заграничных направлений спросом пользуется отдых в Греции. С учетом «ковидного дефицита» стран глубина продаж — до начала ноября. Основной спрос приходится на отели 5 звезд. Что касается зимы, то наиболее востребованы Турция и Египет.

— Ждать ли россиянам полноценного открытия европейских и азиатских направлений в ближайшее время?

— Больше всего и рынок, и туристы ждут открытия Европы, а зимой — еще и стран Юго-Восточной Азии. Это два континента, которые нужны как туристам, так и туристической индустрии. Но все прекрасно понимают, какова реальность, и скорого открытия Европы, до конца года точно, не стоит ожидать именно для туристов. Прямое авиасообщение у нас есть со многими странами, но возможности для въезда туристов во многие из европейских стран сильно ограничены, вплоть до нуля.

Страны Юго-Восточной Азии пошли по пути формирования так называемых песочниц — неких курортов, островов, готовых принимать туристов, по сути, в экспериментальном порядке. Таиланд выбрал такую тактику на Пхукете и Самуи. Вьетнам говорит про Фокуок. Шри-Ланка взяла курс на смягчение ограничений, но не в виде «песочницы». Со Шри-Ланкой при этом есть прямое авиасообщение. Тогда как с Таиландом и Вьетнамом — нет, хотя даже в сравнении с той же Шри-Ланкой это более массовые рынки.

Пока мы видим, что в ближайшие месяцы, даже если эти страны будут готовы принимать наших туристов на определенных условиях, прямого авиасообщения, скорее всего, не ожидается. Билеты придется брать со стыковкой. Соответственно, два этих обстоятельства — ограниченное место приема и ограниченные возможности по массовой перевозке, говорят о том, что вряд ли эти страны появятся на туристической карте до конца года.

— Можно ли говорить о смещении сейчас в сторону новых форматов — например, путешествия по России, походы с палаткой, глэмпинги?

— Это нельзя назвать новым. Путешествия по России были всегда. Сейчас это более-менее стабильный рынок, хотя то, что устроил губернатор Краснодарского края в июле и августе, — тоже внесло некоторый раздрай. Тем не менее Россию активно осваивают, ставятся чартеры. Это беспрецедентная история. Потому что до кризиса у нас не то чтобы такого количества чартеров по стране не было, у нас их вообще не было. Никаких. Даже в Сочи. В Крым были, а в Сочи были блоки мест. Там слишком большой объем перевозки, и чартеры просто не нужны.

— Если брать индустрию морских круизов, то до пандемии она активно развивалась. В порту того же Санкт-Петербурга стояло огромное количество лайнеров, а гиганты рынка из года в год увеличивали их доступность для самых разных категорий людей. Сейчас круизы, хоть и осуществляются, но требуют сдачи огромного количества анализов. В них невозможно, как правило, выйти на берег без экскурсионной группы и самостоятельно погулять по городу. Насколько такие протоколы безопасности адекватны, и отменят ли их теперь когда-нибудь?

— Конечно, когда-нибудь отменят. Все заканчивается. Но я думаю, круизный рынок будет восстанавливаться очень медленно. Если говорить о больших круизных маршрутах с заходами в Санкт-Петербург и Владивосток, где активно развивался этот вид туризма, а туда их было мн—ого, то я думаю, только в следующем году мы сможем построить какой-то прогноз.

— Есть ли у Ассоциации туроператоров России предложения по поводу того, как сделать туризм безопасным с точки зрения здоровья, чтобы это и потребителя не напрягало, и отрасль продолжала жить и развиваться так же активно, как и до пандемии?

— Мы направляли месяц назад свои предложения во Всемирную туристскую организацию и нашим коллегамотраслевым объединениям Великобритании, Франции, Италии, Испании, Китая, стран Юго-Восточной Азии, Европейскую ассоциацию — в общей сложности в более 30 организаций. Мы считаем, надо уже принять тот факт, что вирус живет с нами, перестать на него оглядываться и сделать единые правила въезда.

Речь идет о том, что все страны признают ПЦР, о взаимном признании всех вакцин и чтобы вакцинированные могли путешествовать немного по другим правилам, например, не сдавать тесты. Третий момент, поскольку есть категория туристов, которые боятся. Они во всех странах есть и хотят получить гарантии, что территория вокруг обеззаражена. Для них стоит возродить такую программу, как Safe travel. Турист, видя этот значок, должен понимать, что он получит максимально безопасную от вируса услугу.

Эти три пункта — признание вакцин, унификация требований по въезду и программа Safe travel серьезно бы сдвинули туризм с той точки, на которой он находится. Нас поддержала ассоциация туристических предприятий азиатско-тихоокеанского региона, поддержала Европейская ассоциация туроператоров и турагентств, они нам написали письмо. В каждую из этих ассоциаций входит по несколько тысяч участников. Но мы пока не получили ответа от Всемирной туристской организации.

Когда случились [теракты] 11 сентября [2001 года] и поменялись авиационные правила, казалось такой дикостью, что ты снимаешь обувь в аэропорту, независимо от сезона. Правила обеспечения безопасности стали другими, но народ как-то приспособился, и туристические потоки не стали падать. Авиаперевозки продолжили расти. Мне кажется, поскольку мы не понимаем, когда это закончится, мы предлагаем не ждать этого и, принимая все меры необходимые, возвращаться к прежним объемам.

Источник статьи

Spread the love

Leave a Reply